Кенотаф

channel icon
Издание

Донаты: https://boosty.to/thecenotaph

Условия размещения

Цена за 48 часов в ленте 3300,00
Цена за 1 час закрепления N/A
Взаимопиар ≥ 5000 подписчиков
Дополнительные условия рекламы Отсутствуют
-7
5 828
подписчиков
-63
~4.5k
охват 1 публикации
0
~2
постов / день
-1,0%
76,5%
ERR % ?

Статистика

Последние публикации

Кенотаф
12 апреля 2024 г. 20:43
У всех есть возможность сказать свое последнее слово — хотя не всегда тот, кто его произносит или пишет, знает, что именно оно окажется последним. В рубрике «Последние слова» мы очищаем последние слова от налета времени и даем вам возможность посмотреть на них отвлеченно.

Сегодня — последние слова, сказанные первым космонавтом Юрием Гагариным перед последней в его жизни авиакатастрофой.

#последние_слова

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
12 апреля 2024 г. 15:24
Новая пятница — новый разговор в нашем Boosty.

Сергей Простаков и социолог Варвара Зотова решили обсудить своего любимого фантаста Лю Цысиня. Да, у нас неделя Лю Цысиня в «Кенотафе», и что?

Можно ли изучать социологию по фантастическим романам? Оптимист или пессимист Лю Цысинь? И стоит ли бояться смотреть экранизацию «Задачи трёх тел» от Netflix, если вам понравилась книга?

Самое время подписаться: https://boosty.to/thecenotaph

Если у вас есть вопросы о нашей работе, то их можно задать в боте @thecenotaphbot.

И спасибо за ваши донаты!

#простаков

Иллюстрация: Robert Beatty
Кенотаф
11 апреля 2024 г. 20:21
​​Участник «Кенотафа» Сергей Простаков очень хочет, чтобы в ближайшую пятницу как можно больше людей посмотрели его разговор с секретным гостем о китайском фантасте Лю Цысине в нашем Boosty. Для этого он написал небольшой очерк о замеченных им параллелях в творчестве китайца и великого русского историка и мыслителя Льва Гумилёва.

Все участники «Кенотафа» и Сергей Простаков будут благодарны, если вы распространите этот текст и подпишитесь на наш телеграм-канал. Возможно, это изменит Вселенную. Да, именно так, и об этом вы можете прочитать в сегодняшнем тексте.

https://teletype.in/@thecenotaph/gumilev-liu

#простаков

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
11 апреля 2024 г. 14:23
Легендарная четверговая рубрика «Кенотафа» возвращается! Книжный опросник «Кенотафа» в этот раз заполнил кинокритик, журналист, историк кино Михаил Ратгауз.

https://teletype.in/@thecenotaph/oprosnik-ratgauz

#опросник_кенотафа

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
10 апреля 2024 г. 13:18
Егор Сенников продолжает свой цикл о людях, которые оставили свой отпечаток в истории — и повлияли на него самого.

«Бочка, басс, колбасит соло,
Бочка, басс, колбасит соло,
Бочка, басс, колбасит соло,
Колбасёр по пояс голый!
»

Над Сенной площадью гремит один из самых популярных дэнс-треков момента. «Бочка, басс, бочка, басс». Люди идут мимо ларька, к которому прикручен динамик, из него разносится трек XS Project. Темнеет. «Голый, голый, колбасёр». У ларька пританцовывает бездомный — слегка притапывает ногами, как будто топчет невидимую шапку, брошенную оземь. «А мне мама говорила, колбасёры — это сила». У метро стоит пара ментов — курят, смотрят на проходящих мимо людей. Бездомный привлекает их внимание, и они медленно выдвигаются в его сторону.

«В эфире радио Р-р-р-рекорд». Позывные детства, которые можно было услышать в любой точке Петербурга: из проносящейся мимо машины, в маршрутке, в ларьке с шавермой. Быстрый ритм EDM, танцевальное техно, и все это зачастую под брендом «Колбасный цех». А его лицо — пожилой мужчина под псевдонимом МС Вспышкин.

На короткое время он был одним из живых символов Петербурга — безбашенный дед, растворяющийся в танце, записывающий треки для «Колбасного цеха» с диджейским осколком группы «Никифоровна», выходящий на сцену в костюме Супермена и вообще дающий жару.

«Шишки падают в лесу,
Я иду на колбасу,
Валидол лежит в лукошке,
Поколбасимся немножко
».

МС Вспышкина на самом деле зовут Владимир Турков — его настоящее имя вообще является частью общего имиджа МС. Он блокадник, проживший в Ленинграде почти всю свою жизнь, работавший инженером в институте метрологии и бывший администратором рок-группы «Кочевники» (а клавишником в ней был другой постсоветский символ Петербурга — Михаил Боярский). Турков — культурист-бодибилдер, основатель культуристского клуба еще в Ленинграде. А с 1990-х — растворяющийся в рейве человек, ведущий дискотеки.

МС Вспышкин — народная звезда. Встретить его легче простого — хоть в метро, хоть проходя по Сенной или по Загородному. При этом он кажется немного нелепым — дед с огромной бородой, блокадник, а все время норовит пуститься в пляс под крики о «колбасе» и «голых бабах». Но это важная часть его очарования. Как и его внесценические действия — вроде пропаганды здорового образа жизни (что, конечно, кажется неожиданным от человека, ставшим лицом петербургских рейвов конца 90-х — начала 00-х). На встречу с губернатором Валентиной Матвиенко, где ему, в ряду прочих блокадников, вручали ключи от квартиры, он идет в своем неизменном прикиде: казаки, кожаные штаны с бахромой, черная футболка с капюшоном и изображением серпа и молота на рукаве, металлический обвес. Его ничего не смущает.

И правильно, на самом деле. Меня он раздражал в те годы своей какой-то противоречивостью: что он забыл в этом дурацком выморочном мире, где «бочка, басс»; какой-то ярмарочный дед. Какое-то постоянное «меня прет, меня прет, потому что снег идет». Ноль мысли («мерри клизмас»), зато много движений. Зачем, для чего?

Ретроспективно кажется, что этому отношению к жизни стоило бы поучиться. Отсутствию комплексов, отказу от стеснения и движению туда, куда хочется, — а не туда, куда гнут возраст и среда. Можно много говорить про пошлость и бессмысленность любого дэнс-движения, но в нем было много внутренней свободы. Люди, отправляющиеся танцевать тектоник на Дворцовую площадь или на Sensation во всем белом, отдающиеся стихии всем телом — все это был разговор про внутреннюю свободу, ведущийся в странной форме. Кто сказал «наркотики»? Ну конечно, они там были, о чем вообще речь, — но не в этом дело. А первый свободный танец, — без мысли и назидательно поднятого пальца, — это гораздо важнее.

Летом 2011 года разбился в автокатастрофе Дмитрий Чеков (он же «Никифоровна» из их дуэта). В конце осени в метро умер и сам Владимир Турков — ехал на хор блокадников, стало плохо с сердцем, не откачали.

Так все и закончилось. Дальше — декабрь 2011 года, и со всеми остановками.

«Давай, давай!»

#сенников

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
9 апреля 2024 г. 18:38
В прошлый раз в нашем блоге на Boosty мы выложили большой разговор об «Идеальных дня» Вима Вендерса. И вам, и нам понравилось. Теперь такие разговоры станут регулярными.

И уже в эту пятницу Сергей Простаков беседует с секретным гостем о фантастической эпопее «Воспоминания о прошлом земли» китайца Лю Цысиня и об экранизации её от Netflix.

Самое время подписаться: https://boosty.to/thecenotaphhttps://boosty.to/thecenotaph

Если у вас есть вопросы о нашей работе, то их можно задать в боте @thecenotaphbot@thecenotaphbot.

И спасибо за ваши донаты!

#простаков
Кенотаф
9 апреля 2024 г. 11:50
​​«Подшивка к личному делу» — бесконечная изнуряющая сага о том, как медиа повлияли на один неокрепший ум. На этот раз Сергей Простаков вспоминает, как читал глянцевые журналы в студенчестве.

Я очень люблю рутины и рутинизированное потребление. Меня хлебом не корми, дай придумать что-то делающее мою жизнь упорядоченной — иллюзия контроля, конечно. Приключения и спонтанность я скорее не люблю и избегаю. В чём-то мне это помогает, в чём-то мешает, а иногда любовь к рутинам приобретает странные формы.

Так, став первокурсником Высшей школы экономики, я принял решение читать много журналов. Во-первых, политические еженедельники — «Коммерсантъ. Власть» и «Русский Newsweek». Во-вторых, ежемесячные — русский Rolling Stone, а ещё так называемые мужские Playboy и MAXIM и познавательный «Вокруг света». Сегодня речь о последних.

Покупка мужских журналов — да, была чем-то сродни курению в отрочестве: я теперь взрослый и могу себе это позволить. При этом раз за разом покупка что MAXIM, что Playboy ставила в тупик: несмешные шутки, очень странный набор статей, как сейчас бы выразились, с переписанной «Википедией». Ну и главное, фотографии женщин вызывали скуку — в моём поколении ими уже не заклеивали стены в общежитиях. А вот сосед по комнате Иван как-то прямо и пригвоздил: «И охота тебе деньги тратить на всякую дрянь. Неужели на обычную порнуху подрочить не можешь?». Довод был сильным, и я пару месяцев ещё их покупал, а потом забросил. Я снова стану покупать Playboy уже в десятых только для того, чтобы обложками от него заклеить несколько дыр в стене на кухне в квартире на Автозаводской, где прожил много лет.

«Вокруг света», кажется, не имел ничего общего с мужским глянцем, но в эпоху всепобеждающего интернета был их сводным братом по несчастью. Перефразирую своего общежитского соседа: зачем покупать журналы про жизнь в других странах, когда можно просто в них поехать? И так же, как личная жизнь у меня складывалась непросто, так и с путешествиями до сих пор есть вопросы — я не то чтобы их не люблю, просто не считаю базовой потребностью. Поэтому «Вокруг света» я читал, особенно на младших курсах, с упоением. Я буквально воспринимал истории о жизни в Мали или на островах Океании так же, как человек XIX столетия, когда Императорское географическое общество «Вокруг света» и запустило.

Но ни мужской глянец, ни «Вокруг света», ни «Коммерсантъ. Власть», ни Rolling Stone не могли выиграть битву у интернета. Он наступал и становился главным медиа. В январе 2007 года я зарегистрируюсь в «Живом Журнале», ещё через три месяца — во «ВКонтакте», увижу первые мемы, вступлю в первые группы, оставлю первые комментарии. Дольше всех, как я уже писал, держался Rolling Stone, но и он проиграл.

Судьба тех моих подшивок незавидна. Хранить мне их было в общежитии негде, поэтому я, как когда-то тётка с «МК-бульваром», стал их привозить в родительскую усадьбу. Матушка и батюшка меня за это ругали. Проблема была в том, что глянец очень плохо горел и журналы эти нельзя было пустить на растопку. Те, что всё-таки не сгорели, до сих пор валяются по разным чердакам.

Наступала новая эпоха. Мне предстояло выбрать любимые сайты, любимых блогеров и паблики с мемасиками.

#простаков

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
8 апреля 2024 г. 9:38
The Crow: Original Motion Picture SoundtrackThe Crow: Original Motion Picture Soundtrack

Летом выходит новая экранизация «Ворона» — готического комикс-хита Джеймса О’Барра о рок-музыканте, вернувшемся с того света, чтобы жестоко отомстить за убийство любимой девушки. Своего главного героя О’Барр срисовал с иконы готик-рока Питера Мёрфи, однако культовый статус «Ворону» сотворило не это и даже не первая экранизация 1994 года как таковая, но две связанных с фильмом Алекса Пройаса вещи. Во-первых, на съёмках трагически погиб исполнитель главной роли Брэндон Ли: револьвер, из которого в него стреляли в одной из последних сцен — а все трюки сын легендарного мастера восточных боевых искусств, разумеется, исполнял сам, — оказался заряжен не холостыми, и актёра буквально застрелили на площадке за пару дней до окончания постановки. А во-вторых, у «Ворона» Пройаса просто роскошнейший саундтрек.

The Cure и Violent Femmes, Pantera и The Jesus and Mary Chain, Stone Temple Pilots и Rage Against the Machine, Трент Резнор перепевает песню Joy Division, а Генри Роллинз — Алана Веги, прямо в фильм встроены выступления Medicine и My Life with the Thrill Kill Kult (часть действия происходит в клубе), звучат готик-рок и гранж, рэп и электроклэш, индастриал и шугейз, блюз… Да, спустя 30 лет сам «Ворон» выглядит наивной и простоватой картиной, но сборник с песнями, которые звучат в продолжение этих часа и сорока минут, великолепен от первой до последней секунды — так, что не хочется выключать титры.

#альбомы_кенотафа #сарханянц

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
7 апреля 2024 г. 20:08
Счастье сложно описать, трудно уловить, невозможно однозначно определить. Оно может быть совсем неприглядным, неожиданным и странным для окружающим, а иногда над самыми счастливыми минутами мрачно нависают тени грядущих трагедий.

Демонстрация в Петербурге по случаю объявления Первой мировой войны. 1914 год.

#в_поисках_счастья

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
6 апреля 2024 г. 19:16
Кенотаф
6 апреля 2024 г. 19:16
Кстати, к сегодняшним спорам о достойном поведении в лихую годину. Обнаружили интересный хадис пророка Мухаммеда.

#цитаты_на_кенотафе

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
5 апреля 2024 г. 18:38
У всех есть возможность сказать свое последнее слово — хотя не всегда тот, кто его произносит или пишет, знает, что именно оно окажется последним. В рубрике «Последние слова» мы очищаем последние слова от налета времени и даем вам возможность посмотреть на них отвлеченно.

Сегодня — последние слова из последней статьи писательницы и эссеистки Сьюзен Зонтаг «О пытках других».

#последние_слова

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
5 апреля 2024 г. 9:41
​​Время расставаться с иллюзиями

Егор Сенников продолжает цикл «Расходящиеся тропы», в котором пробует проследить за тем, как оказавшиеся по разные стороны границы русскоязычные люди в послереволюционные времена находили свой путь.

Есть дурацкая вещь, которая приходит с возрастом: теперь вы на практике понимаете, что народные поговорки, мудрости, афоризмы действительно правдивы. Нет, вы, конечно, и до этого подозревали, что они не врут, но потом происходит в вашей жизни что-то такое, после чего только и остается сказать: «Будет день, будет и ночь». Или там — «Бог шельму метит». Наконец, можете сказать: «Где тонко, там и рвется».

К концу 1920-х годов многим советским гражданам и российским эмигрантам пришлось понять, что снявши голову, по волосам не плачут. Ну или что разбитую чашку не склеить — хотя, кажется, в те годы этой поговорки еще не было.

«Когда меня арестовывали в разных странах, то не прикрывались обманом. ГПУ же нагромождает путаницу и обманы. Мне было заявлено, что я еду в среду вечером. А захватили во вторник утром без вещей и необходимых лекарств».

Это Троцкий пишет своему сыну Льву Седову о том, как его выслали из Москвы в Алма-Ату в январе 1928 года. По Москве расползаются слухи: люди пытались не дать выслать вождя, перекрывали железную дорогу, а самого Троцкого якобы на квартире арестовывало 12 чекистов. Слухи были недалеки от правды: в квартире Троцкого ГПУ ломало двери, а потом, уже на вокзале, пришлось поднять упирающегося политика и понести его на руках в поезд. Чекисты пыхтели, попердывали от натуги, но продолжали нести вождя. Сын кричал толпе людей: «Смотрите, не отворачивайтесь, несут товарища Троцкого!»

Уносили, конечно, не только Троцкого — в ссылку отправляли целое поколение; пласт людей, веривших в революцию, но проигравших в жестокой внутрипартийной борьбе, которая шла в Кремле все 1920-е годы. Режим, имевший своим сердцем средневековую крепость, чувствовал себя как в осаде — и не мог еще со своими соратниками расправляться также, как и со всеми остальными. Но скоро будет пройдена и эта остановка: и ссыльные Радеки, Раковские и Мураловы окажутся на скамье подсудимых вместе с теми, кто выбрал «линию партии» и думал, что их это спасет. Лишь Троцкий — опять — будет обслужен Кремлем по особому разряду. Но ничего, в 1929 году Сталин наберется решимости и обрушится войной на деревню — не испугается.

Пока Троцкий обживался в Алма-Ате, с иллюзиями пришлось расстаться и тем, кто, покинув Россию, грезил о скором возвращении туда — на штыках или после крушения режима. В конце апреля 1928 года в Брюсселе умирает генерал Петр Врангель, с именем которого в эмиграции многие связывали надежду на возможность вооруженной победы над большевиками. Конечно, к 1928 году уже и так было понятно, что шансов на это мало, но все же Врангель стоял во главе Русского общевоинского союза, самой массовой эмигрантской организации.

Но смерть все представляет в ином свете. Врангель, то ли действительно заболевший туберкулезом, то ли отравленный советским агентом, скоропостижно умирает. «Правда» реагирует на следующий день маленькой заметкой на последней полосе, в которой подводит итоги так: «Врангель до последнего времени играл роль организатора жалких остатков белогвардейской военной силы за границей». В майском выпуске эмигрантской «Иллюстрированной России» — большой отчет о смерти и похоронах Врангеля, множество фотографий с прощания…

Хоронили, конечно, не только генерала, но и надежду.

А в толще жизни — и в Советской России, и за границей, — давно уже идет институционализация в новых условиях жизни. В октябре 1928 года в Праге проходит совещание российских общественных организаций по денационализации. Обсуждают насущный вопрос: что делать с тем, что русские дети забывают русский язык и культуру? В России же принят первый пятилетний план — и в него явно вписаны не только стройки коммунизма, но и образы будущего политического режима.

Скоро с новой реальностью познакомятся все. А пока что готовятся.

#сенников

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
4 апреля 2024 г. 12:30
​​Один влиятельный, но малопубличный политтехнолог круга издания «Кенотаф» однажды высказался в том духе, что для части людей роман «Благоволительницы» стал «Гарри Поттером» — дескать, книгу вспоминают слишком часто, комментируя актуальные новостные сюжеты.

А почему, собственно, так?

Питерская журналистка Катя Уварова решила исследовать причины популярности романа Джонатана Литтелла у россиян. Можно ли называть «Благоволительницы», роман-исповедь нациста, «великим русским романом»? Как складывался его культ в России, и почему его до сих пор оспаривают даже те, кто любит эту книгу? Почему к ней возвращаются, хотя испытывают отвращение и к герою, и к сюжету? И как Литтеллу удалось написать книгу, о которой можно сказать что угодно, но точно не то, что она оставляет людей равнодушными?

https://teletype.in/@thecenotaph/littell

Этот текст — результат коллаборации издания «Кенотаф» и альманаха moloko plus.

#друзья_кенотафа #лонгриды_кенотафа

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
3 апреля 2024 г. 18:38
Егор Сенников продолжает свой цикл о людях, которые оставили свой отпечаток в истории — и повлияли на него самого.

На телевизионном экране мельтешат идиотские попсовые клипы. И вдруг это перетекание кислотного зеленого в ярко-розовый прекращается, голоса, приправленные скучным битом, умолкают, и на экране появляется неприглядный человек в жилетке.

«Привет-привет! Я по-прежнему Роман Трахтенберг, и каждый раз, когда я смотрюсь в зеркало, меня охватывает чувство непередаваемой жалости ко всем тем, кому повезло меньше, чем мне!»

Так начиналось шоу «Деньги не пахнут» на «Муз-ТВ». За кадром играла музыка из песни Money, money из мюзикла «Кабаре». С крашенными в огненно-рыжий цвет волосами мужчина с козлиной бородкой в жилетке на голое тело с волосатыми руками — весь его вид напоминал о чем-то таком залихватском, странном и неприличном. Персонаж из книжек о межвоенной Европе, разбитной пошляк, прячущийся за бесконечными сальными шутками.

Что в нем подкупало? Сочетание искренности с ложью. Он был органичен в своих пошлых выступлениях; почему-то в память врезался выпуск «Блеф-клуба», куда он пришел в футболке с рекламой кабаре «Хали-Гали» и надписью «Баба без ласки как гондон без смазки» — надпись прочитали без купюр (все равно она была видна на весь экран), а дальше Трахтенберг шутливо намекал, что может вывалить член. Но как-то беззлобно. У него бесконечно брали интервью и просили рассказывать анекдоты; он устраивал соревнования на ринге, где предлагал всем рассказать ему анекдот, которого он не знал бы и не мог закончить (по-моему, иногда эти соревнования в «Хали-Гали» даже показывали по телевизору). Было видно, что сама атмосфера клуба, шоу — это абсолютно его стихия. Он чувствует себя как рыба в воде, он напитывается сил от смеха, низкий и грубый жанр его не смущает, а наоборот — заводит. И в то же время…

У него всегда были очень усталые глаза. За круглыми стеклами в золотой оправе можно было не всегда это заметить — блеск позолоты мог показаться озорным огоньком в зрачках конферансье. Но было видно, что, ведя пошлые конкурсы «жадин», заставляя молодых гостей «Хали-Гали» сражаться за деньги: они то пожирали на скорость просроченную тушенку, то брились налысо, то обматывались туалетной бумагой, — в издевательском постмодернистском названии шоу «Деньги не пахнут» чувствовалась изобретательность человека, знакомого с социальными науками, но в самом Трахтенберге не было видно ни злобы, ни ярости. Только усталость, плохо скрытая за алкоголем и кокаином.

Помню, как у него соревновались две девицы, перетягивая канат, который был привязан к их лифчикам. В центре сцены стоял Трахтенберг, бесконечно шутя, но глаза… Глаза не врали.

Трахтенберг, король анекдотов категории «Б» и публичной пошлости, был, видимо, удивительно отважным человеком. Обратив все возможные свои недостатки в преимущества, он бравировал ими перед камерой. Он превратил себя в карикатурный образ — размахивая одновременно и еврейством, и смешным псевдонимом, и полнотой, и пошлостью, и нетривиальным внешним видом. И совершенно не боясь реакции публики.

Про него всегда было понятно, что все это маска. И даже когда он ее якобы снимал, когда у него брали серьезные интервью, — как у недоучившегося филолога и выпускника института культуры, как ценителя интеллектуальной литературы и хороших вин, — то было видно, что этот дополнительный Трахтенберг тоже был придуман с начала и до конца. Наверное, в те времена, когда, изучая для курсовой анекдоты, он понял, что все шутки уже были написаны.

Порно, анекдоты, кабаре, конферанс, грязь, говно, жопа, деньги, шутки, ринг, секс, теща, ебля. Роман Трахтенберг царил в атмосфере подвижного низа, существуя в полумаргинальном странном пространстве — и даже из него смог прорваться к всенародной известности. Но его время заканчивалось — и смерть во время эфира на радио кажется удивительно красивой точкой.

Невозможно себе представить Трахтенберга в 2024 году. Невозможно представить Россию, Петербург без него 20 и 30 лет назад — кто-то должен был быть на его месте.

#сенников

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
3 апреля 2024 г. 9:48
​​Сергей Простаков продолжает свою автофикшн-эпопею «Подшивка к личному делу», в которой вспоминает СМИ, медиа, шоу, которые сформировали его как личность. Сегодня — журнал Rolling Stone.

О нём я впервые узнал в каком-то американском фильме о золотом веке рок-н-ролла. Герой ехал с хиппи на какой-нибудь Вудсток и читал Rolling Stone. Название запомнилось — было очень похоже на название группы. Подумалось: странно, что в одно и то же время два проекта назвали настолько похоже.

И вот уже 11 класс. Я учусь в Лицее-интернате №1 города Курска и живу в общежитии. Там же учился, но в 10 классе, парень по имени Максим. Он был прошаренным в истории рок-музыки, у него в комнате висел огромный плакат с Кобейном. И вот однажды он принёс журнал Rolling Stone — оказывается, он с недавних пор издаётся в России. Сам я тогда журнал не покупал, но прочитал все выпуски, имевшиеся у Максима. Из того периода чтения запомнились, прежде всего, колонка с той самой интерпретацией Дугиным песни «Зеленоглазое такси» и колонка Сергея Шнурова о том, что он не понимает, зачем заниматься экстремальным спортом россиянам, когда достаточно на улице просто порамсить с любым милиционером.

А потом я поступил в Москву в Высшую школу экономики и стал покупать Rolling Stone выпуск за выпуском вплоть до 2013 года, до самого закрытия. Из бумажных изданий так долго и так регулярно я читал только Rolling Stone.

Но сказать, что это была любовь, я не могу. Возможно, я был очарован первым периодом существования журнала, когда он писал преимущественно про рок-музыку. А потом главным редактором стал Александр Кондуков (со всем уважением), и чтение журнала стало пыткой. В нём было где-то две трети переводных материалов про подзабытых патриархов Голливуда, недовольных состоянием современной культуры, и интервью каких-то американских певичек типа Кеши, которых сейчас никто не помнит и не знает, а тогда их выносили на обложку. Я открывал журнал и не понимал, про кого всё это и для кого.

Но всё равно продолжал его покупать, месяц за месяцем. Потому что надеялся, что наконец-то там появится материал про кого-то мне интересного. Может быть, даже и переводной, но хотя бы про группу Interpol. Но, конечно, нет.

Главной же причиной продолжать покупать журнал стала рубрика с рецензиями на альбомы в конце. Далеко не все из них я тут же бросался слушать, но для меня это был на протяжении лет восьми главный источник новостей о релизах. Ну и, конечно, рубрика «Зал славы. Лучшие альбомы всех времён и народов», в которой авторы журнала писали рецензии на уже ставшие классикой пластинки, а Виктор Меламед делал к ним иллюстрации. Вот те небольшие статейки стали для меня настоящей школой музыкального вкуса. Но музыка — это музыка. Ещё я по тем рецензиями учился писать. До сих пор формулировки оттуда встречаются в моих текстах — ничего не могу с собой поделать. Отдельно из авторов рубрики я выделял Андрея Валерьевича Бухарина — вот им отобранные альбомы моментально становились моими любимыми.

Пройдя девять кругов ада российской медийки, я решил участвовать в «Кенотафе» ради рубрики #альбомы_кенотафа, ведь в «нормальных медиа» мне так и не довелось поделиться с вами своим мнением о любимых альбомах.

В позднем Rolling Stone я отдельно выделял Евгения Левковича, который на каком-то этапе стал писать статьи об оппозиционной российской политике. От него я, например, впервые узнал о деятельности будущих живых и мёртвых фигурантов реестра террористов и экстремистов, изучал подробности дела БОРН и тактической задумки «Стратегии-31». И меня это так увлекало, я начал этим деятельно интересоваться. Вот теперь понятно, кто мне поломал жизнь…

…Но не будем о грустном. Год назад я увидел, что Кондуков опубликовал огромный лонгрид про «Король и Шут». И подумалось мне: стоило ли годами ставить на обложки Леди Гагу, Рианну, Кейти Перри и прочих Бейонсе, чтобы в итоге всё равно писать про народного кумира Горшка?

#простаков

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty
Кенотаф
2 апреля 2024 г. 13:06
Кенотаф
2 апреля 2024 г. 13:06
Кенотаф
2 апреля 2024 г. 13:06
Кенотаф
2 апреля 2024 г. 13:06
Наша постоянная рубрика «Судим по обложке». Всё просто: мы оцениваем обложки книжных новинок раз в две недели, за редким исключением не знакомясь с их содержанием.

Если вы не согласны с нашим мнением по этому и другим вопросам, пишите в @thecenotaphbot@thecenotaphbot.

#обложки_кенотафа

Поддержите «Кенотаф» подпиской: телеграм-каналтелеграм-канал | BoostyBoosty